Сельские жители и городские обыватели

Добрый день, дорогие домоседы. Вы проснулись, выпили чашечку кофе, и тут часть ваших мыслей неожиданно обосабливается от основной массы и несется к неведомому «воздушному замку».

Ворота этого замка открывает старец в разноцветных одеждах, и, чуть лукаво прищурившись, говорить вам: «А представь, драгоценный, что в твой довольно большой, милый сердцу город пожаловали некие очень умные люди.

Представили? Так вот, после того, как они пришли, жизнь обитателей вашего города стала потихоньку, но непоправимо оборачиваться дурным сном».

Сперва эти люди непонятно зачем взяли, и прикрыли все библиотеки, театры, а также (вопрос – чем они им помешали?) концертные залы. После этого они лишили обыкновенных людей их дела, собрали их в одну корпорацию и объявили: «С этого дня вы здесь работаете».

Затем эти диковинные люди немного поразмыслили, опять собрали самых обычных обывателей и сказали:

В общем, так. Вы нас об этом не просили, но мы оказали вам неоценимую услугу, и выстроили для вашего пользования гигантские небесные коммуны. В принципе, это очень большие дирижабли, в которых находится все необходимое для жизни.

Все это намного удобнее и прогрессивнее, чем обретаться в отсталых и безмозглых наземных городишках, и в мегаполисах. Наверху народу можно разместить намного больше, чем на обыденной плоскости.

Да и сила притяжения там намного меньше, а это благотворно сказывается на самочувствии. Наверху постоянно будет почти идеальная чистота, потому что все отходы мы можем просто скидывать вниз.

В новом мире будет процветать непреходящие день и лето, потому что воздушная среда не имеет границ, а значит, и солнышко не будет столь недосягаемым.

Мы не допустим к себе чужаков, нам больше не нужно их бояться, их «боевикам» нас не достать.

В общем, наше с вами будущее видится с ярко выраженным эфирным характером, а тут, на земле, совсем скоро не останется ни одной живой души.

Кое-какие заурядные люди, повинуясь вполне понятному упрямству, не покинули того, чем они жили внизу. Однако некогда процветающие города, расположенные на грешной земле, и все, живущие там, стали скоропостижно деградировать: трассы покрылись трещинами, свет пропал, криминал процветает.

Поколения тех, кто первыми заселились в этих местах, еще каким-то образом «пропетляли», но их потомки принялись карабкаться наверх. Через несколько лет на земле не осталось никого, кроме алкашей, стариков со старухами и редких героев.

Галиматья? Возможно. Однако примерно таким же образом можно вкратце обрисовать двадцатый век. Только это касается не городских жителей, а российских крестьян. Кто не в курсе – объясним: эти люди являются жителями деревень, сел и хуторов.

На протяжении столетия их обычный быт, их уютный мирок жестоко превращали в развалины, расчленяли, словно жертву маньяка.

В их дома вламывались какие-то странноватые существа с пулеметами и наганами, похожие на агрессивных марсиан, грязно насиловали обычный порядок вещей, делали простым сложное, и делали сложным простое.

Заколачивали ворота церквей, уводили со дворов скотину, заставляли всех вступать в неудобные и огромные колхозы. После этого они принялись расширять территорию деревень, отдалили крестьян от земли, чтобы запихать в пресловутые ПГТ.

Те же, кого не удалось туда втиснуть, уехали в города и прибавили к и так богатому русскому языку диковинное слово «лимита».

Самая малость неугодных все же «вгрызлась» в родную земельку, притерпелась к неуклюжим колхозам, однако через какое-то время чудаковатые люди и их прикрыли.

Человек, пишущий эти неказистые строки, еще помнит дворики возле пятиэтажек, по которым, чуть пошатываясь от выпитого, ходили дядьки с гитарами и гармошками, где всякая лавчонка была настоящей завалинкой.

Там мелкие пацаны пекли картошку, а стоило двум кумушкам разругаться – хай стоял на всю округу. Сельская житуха мучительно норовила «втиснуться» в городскую шкуру.

С горем пополам это вышло, но боль была такой непереносимой, что даже Афоня из одноименного фильма не смог ее передать.

В принципе, ваш покорный слуга по жизни неисправимый оптимист, и во всем, чем бы его жизнь не била, он старается увидеть удачное продолжение, однако здесь, если положить руку на сердце, и зацепиться-то не за что.

Если сотня закоренелых пессимистов скажет: «Деревня приказала долго жить», они, по большому счету, будут правы, но только не в обороте: скончалось не село, скончалась классическая деревенская жизнь.

А как насчет людей, живших на земле? Они не сгинут в небытие, их даже прибавится. Но мы с вами увидим уже других людей.

Почему люди столетиями имели дело с землей? Вы не догадываетесь? Да она являлась для человека неповторимым работодателем.

Прапрадеды наши выращивали рожь и пшеницу, копали картошку, что-то там делали со льном, умели принимать роды у коров и кобыл, чтобы затем пасти на лугах и рожениц, и рожденных.

Наши деды были классными дровосеками и рыболовами – все это им предоставляли равнины и реки. Все, что было сверх добытого, они отвозили на ярмарку, чтобы затем заплатить налоги и кое-что прикупить для развивающегося тогда ремесленничества.

Однако время неумолимо, экономика донельзя усложнилась, и в этом упражнении она изощрилась до такой степени, что «родила» комбайны, трактора, лесовозы, а на реке – тральщики.

Появившись на свет Божий, эти монстры отняли у крестьян их работу. Возможно, у нас с вами недостаточно уважения к марсианам, но процесс урбанизации российского государства был более неизбежен, чем их нашествие.

Что же дальше? А дальше – больше. На горизонте появились комбайны, способные обрабатывать нужное количество гектаров в нужное количество времени, но все это происходит без участия хозяина – то есть человека.

Эти грохочущие машины разгуливают сами по себе, их продвижение можно зафиксировать лишь по GPRS, и в помощи человека они нуждаются лишь тогда, года «накрылась» какая-то деталь.

Подобная производительность не нуждается в постоянной «прописке» – эта «финансовая дама» кочует по государству лишь по записи, которая регистрировалась заранее, и эти записи «прописывались» только на адреса средних и мелких фермеров.

Что мы имеем в результате? На всю огромную страну мы в недалеком времени будем иметь некую часть агрофирм, которая возьмет на работу несколько тысяч человек. Уважаемые господа, а куда девать миллионы? Вы что, охренели?

Из тех, кто работал на земле, на этом месте останутся только «спецы» высшей квалификации, неискоренимые «бюджетники», люди, отработавшие свое, и алкаши. Стоп, алкоголиков возвратим в ряды бескорыстных и факультативных жертв черных риелторов.

Однако куда же девать треклятую экономику? Как ее ни топи – она растет. И эта дорогостоящая «дама» доросла до таких размеров, что нынешние мегаполисы не очень-то соответствуют современной экономической реальности.

Москва, Питер, Минск, Киев и им подобные превратились в то, что стоит слишком дорого для обыкновенной рабочей силы. Эти рассадники всевозможного порока стали источником непрекращающихся проблем – межнациональных, социальных, экологических. Эти города все сложнее обслуживать.

Что будет дальше? А дальше мы увидим незнакомое нам собрание людей, которых можно назвать «свежеиспеченным» крестьянством.

Чем, по большому счету, отличается компьютерный «очкарик» от всем известного деда, посадившего репку и вытянувшего оную при помощи не только своей родни, но и пробегавшей мимо мышки? Ничем, и еще раз ничем!

Простая ситуация: это рабочему, для того, чтобы собрать голимый внедорожник, называемый звучным именем «Патриот», необходим сооруженный «мироедом» конвейер, а также еще человек триста таких же рабочих.

А деду, посадившему репку, и компьютерному гению не нужны посредники между их руками, и тем, что они создали. Атмосфера накаляется, и на небесной акварели возникает вполне закономерный и написанный кровавыми чернилами вопрос: на кой черт этому мужчине или этой женщине прозябать в Богом забытом городе, насыщать свои легкие гарью и снимать жилье за бешеные деньги?

Наиболее прогрессивные ребята из «новоиспеченного» крестьянства, можно сказать, уже не живут в городах, и довольно давно.

Знаете, чем хорош велосипед? На его колеса накручивается информация о том, что в Европе все как-то интересно получается: в той же Ирландии и Германии каждый, «ковыряющийся» в земле, похож на такого же, «ковыряющегося» в клавиатуре, и этот «ковыряла» является толковыми программистом, пишет грамотные тексты, торгует на фондовой бирже и имеет собственную фотостудию.

Иными словами, перечень ремесел, не «привязанных» к городу, год от года становится все шире.

Стоит заметить, что в Европе, довольно крепко обустроенной, процесс «разоружения» деревень сегодня не требует особых вложений: их территории богаты прекрасными магистралями и скоростными составами.

Здесь мужчины и женщины, каждый день приезжающие на службу, частенько обретаются километрах в ста пятидесяти от дома.

Что в итоге? Их дети и внуки могут никуда не мигрировать. Юноши и девушки просто намного реже садятся за руль авто или на сиденье поезда для того, чтобы прибыть на рабочее место. Отныне они работают дома.

На просторах России, Беларуси, Казахстана и Украины крестьян, именуемых «постиндустриальными», тоже великое множество, и эти «особи» тоже потянулись в места предков. «Прикукуренных» программистов, «отпетых» биржевиков и даже талантливых преподавателей литературы и истории там более чем достаточно.

Попадаются даже колонии, которые можно опознать по уровню профессионализма: был бы подходящий мэр, можно менять названия городов: были Плотники, стали Интровертами.

Что мы имеем, экономя на деревенской инфраструктуре? Ничего. Мы утрачиваем не только мужчин и женщин, но, как бы странно это ни прозвучало, мы теряем финансы. Ныне горожанин обходится стране намного дороже, чем «деревенщина».

Во что обходится России, да и всем славянским странам обустройство нынешних мегаполисов? Что касается расходов, то это – несколько Марианских впадин, миллиарды могучих Сизифов, делающих бесполезную работу.

Сельские жители и городские обыватели

Хотите пример от скромного жителя украинского Кривого Рога? Извольте. Сколько стоит строительство не какого-нибудь третьего, а именно четвертого московского транспортного кольца? Чего стоит выкуп земельных участков, снос близлежащих сооружений, «перекройка» коммуникаций и прочий ужас?

Думается, эта цифра ничуть не меньше той, что была вложена в московско-казанскую железнодорожную ветку.

Что поимеет Москва от четвертого транспортного кольца? Ничего, кроме маленькой транспортной передышки. Что же до трассы Москва – Казань, то это своего рода «санный путь» для переезда нашего славянского брата в деревню.

Кто запретит юноше или девушке работать на станции Лилипутской, коль от нее до Белорусского вокзала – минут двадцать езды? На территории между Северной столицей и Москвой совсем не лишним будет организовать некий деревенский мегаполис, в котором будут жить те, кто вкладывается в столичные дела, но живут в селе.

А что этому мешает, спросите вы? Да так, ничего особенного. Уничтоженная за последние десятки лет деревенская школа, сельская медицина и культура.

Где учиться? Где лечиться? Негде. А из культурных особенностей километров на двадцать – элитные охотничьи хозяйства, пляжи для избранных и хоромы для тоскующих «марсиан» из города.

Благослови вас Господь!

Понравилась статья? Поделись с друзьями в соц.сетях:
Этот блог уже читают 4756 человек. Читай и ты!

Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: