Рассуждение о войне и спасибо деду за Победу

Добрый день, дорогие домоседы. В нашем материале сегодня – рассуждение о войне, о прошлых войнах и, не дай Бог, будущих. Каждую ночь, в ноль часов (кому непонятно – в двенадцать ночи) из гроба вылезает барабанщик, рядом открывается соседний гроб, и из него встает трубач.

Эти ребята, потерявшие жизненную силу, поднатуживаются и бьют в набат, собирая рассеянные по всем уголкам земли павшие взвода, роты и полки.

Поднимаются молодые егеря,

Встают покрытые сединами гренадеры,

Восстают из-под российских снежных завалов,

С изящных полей итальянских,

Вздымаются со степей африканских,

С горьких песчаников палестинских…

Эти люди, обряженные в воинские одежды, прибегают, приезжают и прилетают в место, где в полночь из гроба поднимается военачальник. Поверх мундира на нем красуется сюртук. Голову его украшает небольшая шляпа, а пояс – шпага.

Почивший монарх принимает парадные колонны, не брезгуя и военным советом с умершими маршалами. Замышляя следующую войну, он шепчет им на ухо лозунг и пароль.

На этом месте средневековая баллада прерывается. Обрывается, как ночной кошмар, как покрытый мраком бред, конец которому приходит ровно в двенадцать ночи. Но сия галлюцинация – не разовая, она вторит нашему сознанию каждую Божью ночь.

Рассуждение о войне и спасибо деду за Победу

Война, словно раковая опухоль, дремлет в каждом из нас, и вот-вот станет действительностью.

Рассуждение о войне и спасибо деду за Победу

На большинстве наших авто не видно наклеек «Мы идем на Берлин», «Мы сражаемся за Отечество» и «Я благодарю дедушку за мирное небо». Небольшая ленточка от Святого Георгия на антенне трепещется на ветру, но для иной патриотической раскраски места нет. И не будет. Отчего?

Наверное, потому, что нынешнее поколение, хвала Господу, старается к словам относиться максимально серьезно. Но возникает вопрос: а как еще можно относиться к сказанному?

Возьмем на себя смелость заявить, что ближайшие лет девятьсот мы не желаем завоевывать Париж, Берлин, Нью-Йорк или Кабул. В гробу мы видали крики «Вперед, за Путина!» или «Вперед, за Порошенко!»

Нам не хочется, чтобы внучата, принося букеты на очередную братскую могилу, робкими голосами лепетали: «Спасибо дедушке за счастливое детство!» Нам ненавистно само понятие «Война» и другие штабные словосочетания, повсюду его сопровождающие.

Разумеется, коль Родине вновь начнет угрожать опасность, мы будем этим заниматься – брать города, кричать «Ура» и рыть окопы. Мы будем приближать победу с таким же рвением, как и наши деды, их друзья, сватья и братья.

Вопрос номер два: нам это надо? Нет, и еще раз нет! Мы этого не хотим с таким же рвением, как и наши деды, их друзья, сватья и братья. До памятного сорок первого они планировали свою жизнь несколько по-другому.

Львиная доля русских и украинцев хотят, чтобы их внуки и внучки кланялись им в ноги, выражая благодарность за мощнейшую экономику, за добротные дороги, за чистые улицы городов и городишек.

Благодаря за то, что молодые мужчины, наконец, могут привести жен в отдельные квартиры, а их родители не покупают вместо мяса необходимые для жизни лекарства.

За школьных преподавателей, которые не «гавкают» на детей, срывая на них раздражение за нищенскую зарплату.

За хорошие песни, интересные книги и кинофильмы – лучше со счастливым концом.

Нам хочется, чтобы наша малышня учила историю – не забывала о подвигах предков и преступлениях супостатов. Чтобы они никому не спускали оскорбления памяти отцов и дедов. Этого зарока – сдержанного, тихого и пронзительного, хватит для того, чтобы отблагодарить дедушку за взятый Берлин.

То, что громогласнее – от лукавого.

Коль мы говорим о войне и решились написать рассуждение о войне, то историческую инъекцию необходимо делать крайне осмотрительно. Почему, спросите вы? Даже небольшой «передоз» пропаганды патриотизма способен наплодить военных романтиков. А в окопах не существует романтики.

А зори здесь тихие

Любая война – это максимум грязи, преисподней и крови. Даже небольшая атака пехотной роты смердит, словно сотня хирургических отделений, наполненных гноем и запертых в одной комнате.

И, наблюдая за тем, как за «зеброй» стартует внедорожник с факсимиле «Сорок первый – сорок пятый. Почему бы не повторить?», нас передергивает от приступа страха. Мы не желаем повторения! Подобный джип напоминает гроб, из которого вылезает очередной военный бес.

Поднимаются седовласые гусары,

Восстают усатые кирасиры;

Прилетают и с юга, и с севера,

И с запада, и с востока спешат

На невесомых скакунах

Эскадроны – один за другим.

Если хозяин этого авто, оседлав машину времени, хоть на пару минут окажется в пекле Сталинграда, в болоте Ржева или на более-менее штилевом участке флота, то, вернувшись в свое время, он дрожащими пальцами сорвет модную наклейку.

Но, к вашему сожалению, машина времени – не более чем иллюзия. А военные бесы, увы нам, изобретательны и смекалисты.

Те, кому сейчас за сорок, помнят ветеранов, которых приводили в школьные классы. Кто-то их слушал внимательно, кто-то – не очень, но одно вспоминается точно: увешанные орденами и медалями старики не желали нам ни малейшего «повторения».

Эти битые жизнью и пулями дедушки не толкали речей, типа «Кто к нам с пулеметом сунется, тот от пулемета и погибнет». Они были неразговорчивы, между словами делали огромные паузы, размышляя о чем-то отвлеченном, и математичкам с химичками приходилось «расталкивать» их глупыми вопросами.

Подобные встречи заканчивались одинаково: ветераны, чуть виновато улыбнувшись, напоследок «выдавливали» из себя: «Мальчики, девочки, старайтесь жить в мире. И не приведи вам Господь пережить то, что пришлось пережить нам!»

Хочется повторить: мы никого и ничего не забыли. Но после того как нас покинут последние ветераны, совсем не лишним будет научиться, в конце концов, миролюбивой и спокойной жизни.

Рассуждение о войне и спасибо деду за Победу

В принципе, эти семьдесят с маленьким хвостиком лет мы обретаемся во времени, пахнущем порохом. Как мы с вами называем водителей такси? Правильно, «командирами». Увольняющихся коллег мы в шутку называем «изменниками», а отвратительные российско-украинские дороги не иначе, как «фронтовыми».

Вместо «последнего» в очереди у нас – «крайний», а на могиле умершего родственника мы оставляем «боевую соточку».

Да что там, в бизнесе у нас не обойтись без проигравшего и победителя. Мы пропитаны боевыми действиями, наши мысли наполнены войной.

Эта сила является непобедимой, и она напоминает мамашу, манипулирующую своим сыном посредством чувства вины: «А, тебе хочется жить собственной жизнью? Вот твоя благодарность!!»

Что тут скажешь… Пора научиться, как минимум, трем вещам.

  1. Во-первых, жить своим умом и своей жизнью.
  2. Во-вторых, на повестку дня поставить эффективное, мирное и разумное будущее. И хватит раз за разом воссоздавать пусть и славное, но прошлое.
  3. В-третьих, пора выписать войне пенсионное удостоверение. Пусть уходит туда, где хоронятся все ее сестры – гражданская, русско-французская, татаро-монгольская, Великая Отечественная…

Иначе все десятилетия после войны вскорости могут оказаться предвоенным временем. Что нашему поколению больше по душе – гнить в сырой земле где-то в донецких степях или выстоять и поведать школьникам о том, каково на фронте?

Думается, мы бы предпочли нечто третье. Почему? Потому что мы действительно благодарны своим дедушкам за взятие Берлина…

Понравилось рассуждение о войне? Думаю нет, такое сочинение всегда трудно читать и оно навивает горькие мысли.

Благослови вас Господь!

Рассуждение о войне и мире видео

Этот блог уже читают 4756 человек. Читай и ты!

Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: