Ощутить ноль

Содержание:

• Преамбула

• Ты никогда не знаешь, когда съедет твоя «точка сборки»

• Что нам стоит мир построить ?

Часть первая, «логическая»

• Как же быть теперь науке…

• Есть статистика – есть явление

• Квантовые пиксели

• Описать «ничего» бесконечно сложно

• Каким сегодня будет мое вчера

• Занимательная парадигмистика

• Науке положено быть строгой, но иногда это мешает ей быть справедливой

• Генератор анекдотов

Часть вторая, «этическая»

• У вас проблема и я знаю, как её решить

• Топливо, на котором работает социальный «движок»

• Диалектический экзистенциализм

• Этическая «развилка»

• Мир «Эшера»

• Зачем хорошие люди делают друг другу плохо ?

• Каламбур, заложенный в основу всех анекдотов

• Добро-зольная термодинамика

Часть третья, «художественная»

• Философия животноводства

• Тестирование или воздействие ?

• Законы жанра

• Сколько весит настроёметр ?

• Там всё точно так же, только совсем по-другому

• Определение неопределяемого по определению

• Пофундаментальнее бы…

• Этическая палитра

• Иерархиевый спин

• Энергия – это хорошо

• Гринпис нам поможет

• Заколебательные движения маятника

• Мировоззренческое «оболванивание»

• Кто кошачнее – лев или тигр ?

• Кто такое маятники ?…

• …И чьё такое подсознание ?

• Амбула

Преамбула

Как-то поспорили мы с приятелем о реальности – насколько она объективна и есть ли она вообще. Он начитан Кастанедой, я зомбирован наукой, так что в общих чертах несложно себе представить тезисы и антитезисы, которыми мы обменивались. Прийти к синтезу нам не позволила идеологическая несовместимость позиций, и конечно же я не сомневался в том, что это его позиция идеологична ; моя же – всесторонне обоснована и объективна, как сама реальность. Но как вскоре выяснилось, по существу вопроса прав-таки оказался именно он.

В самом представлении об иллюзорности мира нет ничего сверхъестественного –виртуальной реальностью сегодня уже никого не удивишь, современные технологии позволяют создавать миры с высокой степенью достоверности, и если развить эту мысль… Но одно дело – альтернативные теории мироздания, которые можно плодить «пачками», не выходя за рамки словесной «эквилибристики», и совсем другое – узнать об этом, не снимая, так сказать, «шлема».

О приключениях Кастанеды я уже почти ничего не помню, просто общее впечатление навевает некоторую аналогию с моими. Можно последовать его примеру и накатать по такому случаю многотомник жизнеописаний, но особого смысла в этом не вижу, да и хлопотное это дело. Думаю, что при желании, отсутствии предрассудков и должной наблюдательности немудрено прийти к аналогичным выводам, ну а ежели кто предпочитает верить/не верить, он может использовать нижеследующее в качестве тренажёра для укрепления веры или проверки скептицизма на прочность.

Ты никогда не знаешь, когда съедет твоя «точка сборки»

Пытаясь посеять во мне зёрно сомнения, приятель приводил в качестве аргумента так называемый «эффект 11:11». Вы смотрите на часы, а там повторяющиеся цифры – 11:11, 15:15, и т.д. Конечно, не в 100% случаев, тем не менее достаточно часто, чтобы подобные «флуктуации» не остались незамеченными. Против статистики не попрёшь, и коль скоро вы обратили на них внимание, возникает естественная потребность найти этим странностям какое-то объяснение. Будучи настроенным скептически, вы скорее всего придумаете что-то вроде следующей рабочей гипотезы. У каждого человека есть т.н. «внутренние» часы, способные вести отсчёт времени с того момента, когда вы последний раз смотрели на «внешние». А когда там появляются «нужные» цифры, дают ему об этом знать, посылая электрический импульс, побуждающий посмотреть на время. И успокоив себя таким понятным и убедительным объяснением, перестанете на этот счёт заморачиваться. До тех пор, пока не заметите некоторые, на первый взгляд, мелочи, которые при более пристальном взгляде создадут изрядные неудобства – как для науки в целом, так и для вашего душевного равновесия в частности. Скажем, обнаружите, что эффекту повторяющихся цифр совершенно нет дела до того, являются ли часы вашими – они могут висеть на здании, мимо которого вы проходите, или принадлежать случайному прохожему, у которого вы имели неосторожность спросить время. Также ему, «эффекту», абсолютно до лампочки, являются ли «носители» цифр часами : это могут быть машинные номера, заборы, собственно говоря – всё, что угодно. Пока, наконец, в один прекрасный момент вас не осенит : подобной «мистикой» пронизано всё вокруг – от бытовых мелочей до событий в мировом масштабе (если, конечно, к тому времени вы не повеситесь и не попадёте в психушку).

Человеку, не обременённому научными «предрассудками», будет несложно найти себе объяснение по вкусу среди множества альтернативных источников. Но как быть нашему скептику, которому отмеченный момент вовсе не покажется прекрасным, скорее наоборот – весьма болезненно скажется на его второй сигнальной системе ? Игнорировать описанный «эффект» не позволяет элементарная научная добросовестность – с таким же успехом можно игнорировать теорию вероятностей. С другой стороны очевидно, что для его объяснения научный подход вообще неприменим – по крайней мере, если оставаться в рамках традиционных представлений о научности. Ясно одно : коль скоро вы дошли до такой «бифуркации», что-то одно должно съехать – либо «крыша», либо «точка сборки». А впрочем, какая разница. Просто представьте себе, что подобные «потрясения» не отбили у вас желания анализировать и синтезировать информацию, и даже порадовали обнадёживающей перспективой выкладывания мировоззренческой мозаики на пустом месте.

Что нам стоит мир построить ?

Разрушение фундамента мироздания обычно вызывает у человека острую потребность чем-то заполнить образовавшуюся «дырку от бублика». В поисках информации, хоть как-то вписывающейся в рамки приобретённого опыта, мне пришлось перерыть полтырнета и стать, можно сказать, «специалистом» по современным и не очень теориям, учениям, а также индивидуальным интерпретациям происходящего. Бродил от форума к форуму, как тот пионер из старого детского фильма с фразой : ребята, а чё это вы тут делаете ? Ну и ответ получал соответствующий – иди, мол, мальчик, не мешай нам в свои игры играть. В результате зияющая дыра моих представлений не только не наполнилась (это ещё, допустим, можно простить отверстию), но и наоборот – возникло ощущение, что она опустела ещё больше. Так пришло понимание пустотной природы нашего бытия, а в процессе этого «просветления» мне пришлось узнать много хороших и убедительных истин. Настолько замечательных, что приходилось жалеть всякий раз, когда очередная окончательная версия ответа на вопрос «что за хрень происходит с миром и что я вообще, блин, здесь делаю ?», вытеснялась новой, более убедительной и менее противоречивой. Упомянутые гастрономические термины отражают моё эмоциональное состояние, вызванное ощущением абсурдности и нелепости происходящего – пожалуй, самым устойчивым среди переживаний, варьирующихся в довольно широком диапазоне модальностей от «жара» к «холоду».

Можно, конечно, ограничиться утверждением «я знаю только то, что ничего не знаю», и не морочить голову ни себе, ни другим, Однако вижу целый ряд причин, по которым эта тема заслуживает всестороннего рассмотрения и развития. Одна из них заключается в том, что «бифуркация» приобретает всё более ярко выраженный социальный характер, и смещение «точки сборки» – это явление, которым охвачено современное общество. По крайней мере ещё совсем недавно, лет эдак десять-пятнадцать назад, подобные вопросы даже не рассматривались всерьёз, а сегодня они стоят на повестке дня даже среди учёных. А посему появление данного «художества» видится мне весьма своевременным. Есть и другая причина – «когнитивный диссонанс», если пытаться её выразить в двух словах. Ну, это когда чем больше узнаёшь, тем лучше… об этом не знать. Как следствие, возникает побуждение восстановить нарушенное равновесие и прийти к желаемому «сонансу».

Таким образом, имеем два основных вопроса, на которые не мешало бы найти ответы : «как это устроено ?» и «зачем это нужно ?». Первый можно условно назвать «логическим», и я полагаю, его можно включить в предметную область рассмотрения наукой при условии фундаментальной корректировки её парадигмы. Ответ на второй вопрос требует разрешения противоречий этического характера и в большей степени зависит от субъективных предрасположенностей автора. «Логическая» и «этическая» части специализируются каждая на своей теме, но поскольку взаимопроникновение этих тем, по идее, неизбежно (Ведь по тому, как нечто устроено, можно делать выводы о его предназначении, и наоборот), для рассмотрения этих взаимосвязей предусмотрена третья часть – «художественная».

Фактического материала накоплено «выше крыши»; источников, отражающих его в той или иной мере, тоже достаточно. Так что дело за малым – привести это всё к такому виду, который не противоречил бы, во-первых, приобретённому опыту, а во вторых – утверждению о том, что «жить – это хорошо».

Часть первая, «логическая»

***

Как же быть теперь науке…

…привыкшей опираться на твёрдо установленные факты, если после упразднения объективной реальности слово «факт» звучит, как каламбур ? Да собственно, как обычно : когда-то Земля была плоской, потом стала круглой – привыкли же как-то. Так и с реальностью : была объективной, стала – виртуальной. Суть различия понятна, а что касается подробностей, связанных с «технической реализацией», то они, собственно, и являются предметом рассмотрения в данной части. О том, зачем это нужно, мы поговорим позже, дав волю фантазии, здесь же я постараюсь напустить на себя быть как можно более сурьёзный и наукообразный вид. Хотя, аналогия с компьютерной игрушкой на первых порах может пригодиться. Например тем, что поможет зафиксировать принципиальное различие между имитацией реальности и той реальностью, в которой мы находимся на «самом деле». Или, скажем, понять разницу между персонажами, с которыми мы привыкли отождествлять себя в этой игре, и теми (тем ?), кто жмёт на «кнопки». Можно смоделировать на компьютере свой город и побегать по его улицам. Можно зайти в свой дом, сымитированный с точностью до мельчайших деталей. Но при этом нельзя подкрасться сзади и похлопать по плечу самого себя, сидящего за компьютером. Можно, конечно, сконструировать манипулятор, повесить его над плечом, по которому он будет хлопать при нажатии на соответствующую клавишу. Однако этот пример не опровергает предшествующего ему утверждения, скорее наоборот – наглядно демонстрирует разницу между «понарошку» и «на самом деле».

Как нельзя «дотронуться» до самого себя в описанном примере, так нельзя «потрогать» место, содержащее в числе прочего «движок» того мира, который мы привыкли считать реальным. Действительно, как можно потрогать алгоритм ? Не текст алгоритма, распечатанный на бумаге, который человечество сочиняет сколько себя помнит, а саму программу ? Тем более, что на «самом деле» это не программа, составленная из набора машинных слов-команд, а идея, допускающая, в общем-то, разные способы словесных интерпретаций. Просто в процессе познания (если это слово вообще применимо к имитации) – от «трёх китов» через «диалектический материализм» к «виртуальной реальности», с приобретением нового опыта появляются новые понятия, позволяющие заиметь наглядное представление о том, что ранее в лучшем случае было предметом отвлечённых философских разговоров. Будучи обусловленными субъективизмом исследователя, запечатлённые в этих понятиях явления в глазах учёных не достойны «высокой чести» быть причисленными к категории «твёрдо установленных фактов». Ведь проявляются они по обыкновению лишь в естественных условиях, что весьма затрудняет планирование экспериментов, дающих устойчивые результаты. Из-за чего обычно всё сводится к оценкам на уровне «верю — не верю», «нравится — не нравится».

Хотя, не обходится без исключений. Юнг, например, в своё время изучал эти явления, назвав их «синхронистичностями», но его исследования не были преданы широкой огласке. Что неудивительно : если один видит одно, а другой – другое, как в случае с чернильной кляксой, то о какой науке, собственно, может идти речь ? Вот и получается, что тот, кто не верит, этого не видит, а тот, кто видит и об этом говорит, не приживается в среде учёных. Если же подобного рода вещи замечает человек, настроенный скептически, он старается это скрыть даже от самого себя. Не думать о «белой обезьяне» я ещё не научился, а потому остаюсь пока верен «научным» принципам. То есть вижу и не верю.

Зато теперь понятно, почему «подводная» часть «айсберга» до сих пор остаётся неизученной. Возможно, есть и другие на то причины. Например, эта тайна как-то связана с предназначением Земли – в том плане, что её раскрытие лишило бы смысла наше пребывание в этом мире. Также можно допустить, что в преддверии следующего «уровня» игры в «Жизнь», если таковой предусмотрен, подобная конфиденциальность уже не актуальна.

Есть статистика – есть явление

Без «твёрдо установленных представлений» о том, что такое «твёрдо установленный факт», научный метод едва ли можно считать таковым. Произвольность толкования понятия «факт» позволяет, например, предположить, что вся моя жизнь кем-то сфабрикована с помощью «редактора жизненных сценариев» и вложена в моё сознание, скажем, секунду назад. Потом меня «включили», и я пишу эти строки, пребывая в полной уверенности, что от рождения до настоящего момента жил на «самом деле». Гибкость мышления – штука полезная, но иногда лучше оградить себя «твёрдыми предубеждениями». Например в тех случаях, когда предполагается извлечение из жизненного опыта каких-то выводов. Так как сейчас имеет место именно такой случай, предлагаю временно зафиксировать понятие «факт» в следующей дефиниции : факт – это статистически достоверный результат.

Такое определение я нахожу удобным по нескольким причинам. Во-первых, статистику можно считать надёжным инструментом, применяемым научным методом познания. Я бы даже сказал – универсальным, Ведь повторяемость – необходимое и достаточное условие для того, чтобы признать, что то или иное явление имеет место быть. Во-вторых, оно не накладывает на явления, интерпретируемые как «факты», ограничений, связанных с принципиальной возможностью их подтверждения или воспроизведения. Другими словами, помимо «объективных» фактов допускаются «субъективные», характерные для тех случаев, когда содержание составляющих статистики – будь то «преследующие» цифры, перебегающие дорогу чёрные кошки или иные повторяющиеся события – полностью зависит от особенностей психики конкретного человека. Это позволит включить в спектр рассмотрения такие субъективно достоверные явления, про которые я, например, могу сказать точно, что они есть, а современная наука с не меньшей категоричностью их запрещает. Что же это получается : явление – есть, а науки по этому случаю – нету ? Склонность более доверять своей первой сигнальной системе, нежели догмам, принятым большинством голосов, не позволяет мне, например, принять критерий Поппера в качестве критерия научности. По крайней мере проведение эксперимента, призванного опровергнуть утверждение о том, что «наш мир создан по образу и подобию наших мыслей», едва ли возможно даже гипотетически. Прибор для чтения мыслей пока не изобретён, да и результат зависит от факта наблюдения. Что само по себе можно считать фактом, исходя из современных научных представлений. Фактом, позволяющим выдвигать вполне «рабочие» гипотезы, экспериментальное подтверждение которых невозможно именно из-за того, что эксперимент «спугнёт» ожидаемое в ходе его проведения событие. Зато в естественных условиях – пожалуйста, сколько угодно. Можно, конечно, снять это всё на камеру, но как тогда доказать, этим событиям предшествовали определённые мысли ? Если в единичных случаях такие подтверждения допустимы, то получить объективный статистически достоверный результат, достаточно убедительный для научного признания, уже вряд ли получится.

С одной стороны, упразднение критерия Поппера поставило бы науку в неудобное положение, с другой – почему бы не быть оптимистом, рассчитывая на смещение научных приоритетов от «блюдения чистоты» к взаимному доверию – Ведь имеем как раз тот случай, когда оно становится необходимым. Тем более, что многие вещи таки можно проверить и получить «объективно достоверные» результаты, экстраполируя их на более обобщающие выводы – было бы желание и согласованность действий со стороны учёных.

Квантовые пиксели

Как видим, субъективная статистика вполне пригодна для использования её в качестве связующего звена между чувственным и «сверхчувственным» восприятием, а причина явлений, названных здесь «субъективно достоверными», выходит за рамки того, что принято считать «физическим миром». Согласно текущей парадигме, другого не существует, и причину любых событий в нашем мире можно «потрогать» или измерить приборами – не сейчас, так потом, по мере развития технологий. Тем не менее, специфика «субъективно достоверных» явлений требует привлечения принципиально иных категорий, несводимых к «физическому» в научном понимании. И если говорить о «смене парадигмы» не очень абстрактно, то она, по всей видимости, подразумевает смещение статуса метафизики от отвлечённой философии к науке, способствующей решению определённых задач. Прежде всего это выведет на новый уровень социологию, ведь существует принципиальная разница между обществом, в котором эти знания общедоступны, и обществом, представители которого даже не имеют представления о скрытых метафизических «механизмах», регулирующих их социальное поведение (или эти представления настолько размыты и искажены, что подобные «знания» скорее вредят, чем помогают).

Проведение параллели между соотношениями виртуальное-реальное и физическое-метафизическое здесь весьма показательно, однако имеет свои ограничения, из-за которых далеко не ко всем особенностям поведения нашего мира применима компьютерная терминология. Так, например, технологии виртуальной реальности не позволяют «прикрутить» новый орган чувств, хотя и могут успешно манипулировать пятью данными человеку от рождения. Или, скажем, добавить к цветовой модели RGB ещё один базовый цвет. Естественно было бы предположить, что там, где творят «игрушки» вроде нашей, такие возможности доступны.

Современный уровень представлений позволяет вполне определённо говорить о т.н. «квантовом компьютере», крутящем «движок» этого мира. Так, например, можно провести аналогию между спином частицы, принимающем, как это ни странно для оси вращения, лишь два дискретных положения в пространстве, и неким элементарным информационным битом. Похоже, что экспериментируя над частицами микромира мы таки добрались до мельчайших «пикселей» материи. * Забегая немного вперёд : если учесть, что главные манипуляции этими «пикселями» мы совершаем с помощью мозгов, а не приборов, то будет гораздо проще разобраться с тем, что мы тут наэкспериментировали – как в области научных разработок, так и на уровне социальных явлений.

С некоторых пор физикам приходится сталкиваться с вещами, неописуемыми человеческим языком (и даже привычным научным), поэтому им приходится придумывать новые понятия, такие как декогеренция, рекогеренция, спутанные состояния и другие, довольно туго состыковывающиеся с представлениями об «объективности» нашей реальности. Не могу назвать себя специалистом в квантовой физике, зато могу с уверенностью утверждать о том, что «декогерировать», «рекогерировать» и «спутываться» умеют не только элементарные частицы, но и вполне макроскопические объекты. Так, человек своими мыслями может притягивать (собственно говоря, он только этим и занимается по жизни) те или иные события, объекты, других людей. А как только теряет с ними непосредственный контакт, они «рекогерируют» обратно, в «пространство вариантов», и «лежат» себе там спокойно, пока он их снова не «декогерирует», настроив соответствующим образом «параметры мысленного излучения».

Непонятно ? Вот и мне тоже. Могу лишь констатировать факт, то есть озвучить статистически достоверный результат : то, что происходит со мной и вокруг меня, во многом созвучно с моими мыслями, настроением, отношением к миру. Бывает и наоборот – мир оказывает воздействие, настраивая мои параметры «в принудительном порядке», инициируя соответствующие мысли и настроения, нажимая на «кнопки» моих субъективных предрасположенностей. Считать эти вещи случайностями не позволяет всё та же теория вероятностей – стало быть, существует вполне ощутимая связь между внешним и внутренним, и наблюдая её, возникает естественное желание во всём этом разобраться.

Основные сложности связаны с отсутствием понятийной базы, способной адекватно интерпретировать эти взаимосвязи. Первым источником, который помог мне хоть как-то сориентироваться (в том числе, сохранить целостность «крыши»), стал для меня «Трансерфинг реальности». В текущем контексте Вадим Зеланд заслуживает внимания прежде всего наукообразием изложения. «Наукообразием» в хорошем смысле, Ведь рассмотрение метафизического аспекта бытия существенно ограничивает, если вообще допускает применение формальных методов, поэтому способ объяснить эти вещи общедоступным языком, без привлечения хитрых философских систем, заслуживает внимания сам по себе. Кроме того, эффективность трансерфинга подтверждена широкой аудиторией.

Впрочем, я больше о квантовой физике, которую связывает с трансерфингом представление о т.н. «пространстве вариантов», интерпретация которого столь же проста, сколь и всеобъемлюща : там есть всё, что было, есть и будет. Любое событие, независимо от его сложности – будь то происшествие с отдельно взятым человеком, жизнь целой страны или всемирная история – заведомо там содержится, как бы подсвечиваясь «фонариком» нашего сознания при переходе из потенциально возможного к реально происшедшему. Ну а что именно происходит, зависит от выбора каждого из участников этих событий. Учёные называют его «гильбертовым пространством», и в отличии от «обычного» оно не содержит фиксированного числа измерений, поскольку это ограничение не позволило бы, скажем, вместить такую чудовищную с точки зрения информационной ёмкости абстракцию, как «все возможные варианты развития человечества».

Неужели никак нельзя обойтись без привлечения столь громоздкой до неприличия сущности ? Всё зависит от того, насколько вы хотите углубляться в эту область. Большой практической пользы от такого занятия всё равно не будет, а вот мозги набекрень съехать могут. В общем, тема – на любителя, и если вас не привлекают подобные игры разума, можете перескочить на следующую часть , где … собственно, те же игры разума, только затрагивают они не столько «техническую», сколько «этическую» сторону вопроса.

Описать «ничего» бесконечно сложно

Берём простой пример, иллюстрирующий взаимосвязь между внутренним состоянием и внешними проявлениями. Допустим, вы пребываете в прекрасном расположении духа, идёте по улице, и окружающий мир отражает ваше состояние – вы видите приветливые лица прохожих, откуда-то доносятся приятные запахи, звуки любимой мелодии, и всё в таком духе. Когда настроение плохое, вы чем-то раздражены или озабочены (для пущего наукообразия – ваше мысленное излучение поляризовано негативно), пространство вариантов со всей статистической предопределённостью материализует события в «стиле» вашего состояния : мрачные лица прохожих, резкие звуки, неприятные запахи, и т.п. С практической точки зрения тут достаточно сказать : «внешний мир отражает внутреннее состояние», а потому «думай о хорошем и будет тебе счастье». Но есть люди, которые не могут спокойно спать, пока есть хоть одно явление, которому не дано теоретического обоснования. Тогда они начинают сочинять всякие умные слова, пытаясь скрыть за ними свою некомпетентность по поводу того, как и почему это происходит.

А Ведь действительно странно получается. Исходим из того, что у каждого человека есть принципиальная возможность регулировать свои «параметры мысленного излучения». Иногда это бывает сложно, Однако не существует формальных запретов реагировать нестандартно – например, радоваться, когда у тебя неприятности. Выходит, что от моего выбора зависит, кого я встречу в одном и том же месте в одно и то же время – красивую девушку, которая приветливо мне улыбнётся, или пьяницу, который станет клянчить у меня деньги. Приведённый пример предельно упрощен и схематичен, но этого достаточно, чтобы отразить суть : «закон притяжения» работает, а объяснить его традиционными научными методами нет никакой возможности. Получается, что управляя своим внутренним состоянием, вы управляете поведением других людей ? Весьма сомнительно, тем более что временные промежутки между выбором и его последствиями бывают порой слишком короткими, чтобы люди успевали «вписываться» в динамику ваших «душевных порывов». Можно, конечно, остановиться на том, что вы один играете в эту игру под названием «Жизнь», а все остальные лишь имитируют людей, обладающих сознанием. Тогда всё очень просто объясняется, но если принять эту версию (именуемую в простонародье «солипсизмом») за истину, то как-то не интересно получается, да и непрактично по отношению к жизненной мотивации. Можно сделать и другое, столь же простое и неутешительное предположение, избавляющее от умственных нагрузок : всё происходящее с нами предопределено, а возможность выбирать – не более, чем иллюзия (в простонародье это называют «фатализмом»). В виду того, что подобные версии плохо сказываются на параметрах моего мысленного излучения, предпочитаю всё же воспользоваться «иллюзией выбора» и перенаправить его (излучение) в более продуктивное и душевно-комфортное русло. А посему исхожу из того, что :

а) выбор – есть ;

б) люди – тоже есть, и у них тоже есть выбор – куда пойти и о чём подумать ;

в) я не управляю их поведением, не имея ни малейшего представления о том, как это делаю.

Но как это совместить с моими хоть и субъективными, но от того не менее достоверными наблюдениями ? Вот тогда становится ясно, что обычным трёхмерным пространством тут не отделаешься – необходимо самое что ни на есть гильбертово.

Чтобы объяснить это на примере, вернёмся к аналогии с компьютерной игрой. Создавая виртуальный мир, разработчики могут выбрать один из двух способов его реализации. Первый можно условно назвать «реалистичным». Он предполагает, что поведение объектов и персонажей не зависит от того, наблюдаете вы за ними или нет. Этот мир существует объективно, живёт своей жизнью и ему всё равно, на какие кнопки вы жмёте (не считая случаев непосредственного взаимодействия с объектами). Второй способ – назовём его «иллюзорным» – создаёт мир «на ходу», по мере вашего перемещения по его просторам. Он как бы руководствуется принципом : если вы туда не смотрите, то не стоит тратить машинное время на выяснение того, что там происходит. Фактически это означает, что этого места объективно не существует, а как только вы послали запрос, чтобы узнать, как там идут дела, он обрабатывается соответствующим алгоритмом. Переходя с компьютерной модели на мир, в котором мы, вроде бы как, живём, следует отметить, что метафизический «алгоритм», осуществляющий обработку запроса, должен учитывать множество нюансов. Таких как содержание ваших мыслей, от которых зависит, какой сектор пространства вариантов будет «высвечен» ; содержимое памяти во избежание разного рода накладок (например : приходите вы к себе домой, а там живут незнакомые люди. Потом выясняется, что никто в этом мире о вас слыхом не слыхивал. И вообще, смотрите на себя в зеркало, а там – не вы…) Всё это, по идее, должно как-то согласовываться с памятью и мыслями других людей – как минимум тех, с кем вы находитесь в «спутанных» отношениях.

Глубоко залазить в эти дебри – дело неблагодарное, но при желании можно убедиться в том, что некоторые эффекты, связанные с работой метафизического «движка», доступны для наблюдения и экспериментирования. Тогда станет понятно, откуда «растут ноги» у специфических понятий, упомянутых выше. Как только «декогерированный» (проще говоря – воспринятый) объект исчезает из поля зрения, он перестаёт для вас существовать – происходит его «рекогеренция» обратно, в «пространство вариантов» (в «параллельный мир», если угодно). Большинство прохожих «растворяются» в нём, как только вы теряете их из вида. Как, впрочем, и вы для них в большинстве случаев являетесь лишь элементом декорации. Если же вы знакомы с человеком, значит находитесь с ним в «спутанных» отношениях. Это означает, что в отличии от случайных прохожих он не может просто так взять и «рекогерировать» без «объяснения причин», Ведь метафизический «движок», помимо прочего, должен поддерживать иллюзию того, что мы находимся в «ящике» одного на всех пространственно-временного континуума. На самом же деле этот «ящик» у каждого свой, а если и говорить о каком-то «общем», то следует помнить, что он не является ни «евклидовым», ни «неевклидовым», поскольку гильбертово пространство – это не «ящик», ограниченный конечным числом измерений.

Проще говоря, на самом деле нет никакого «самого дела». И для того, чтобы описать то, чего нет, приходится выдумывать бесконечно сложные абстракции.

Каким сегодня будет мое вчера ?

Итак, появление некоторых новых понятий вызвано насущной необходимостью дать внятную интерпретацию результатам экспериментов с микрочастицами, и как-то совместить это дело с незримыми взаимосвязями между внутренним миром человека и происходящими с ним событиями. Учёным тяжело расставаться с такой привычной и объективной реальностью, и мне очень близки их переживания. Пытаясь хоть как-то себя утешить, они сочиняют версии, которые, по их мнению, способны объяснить квантовые эффекты традиционными способами. Другие же готовы на предательство ради простого и понятного объяснения, несмотря на то, что оно не вписывается в стереотипы, принятые научным сообществом. Консервативно настроенные представители приняли «копенгагенскую интерпретацию», более раскрепощённые умы придумывают альтернативные версии, среди которых наиболее популярна т.н. «многомировая интерпретация». Возвращаясь к примеру с улыбающейся девушкой и унылым пьяницей, всплывает закономерный вопрос : куда девается последний, если я выбираю «позитивную поляризацию» своего настроения, и наоборот – куда «исчезнет» девушка, если я «предпочту» задушевную беседу с оборванцем ? Напрашивается вывод о неких «параллельных мирах», между которыми мы постоянно осуществляем переходы, сами того не подозревая. А работа метафизического «движка» построена на переключении «перемычек» между этими мирами, чтобы «сталкивать» нас друг другом в нужное время в нужном месте. По какому принципу выбирается то, что «нужно» – вопрос далеко не однозначный, потому лучше вынести его за рамки этой части.

Фантастика, наверное, скоро перестанет существовать, как жанр, Ведь действительность опережает самые смелые предположения. Имитация реальности, материализация мыслей, параллельные миры… Чего-то, вроде, не хватает. Ах, да – путешествия во времени, как же без них. Не в буквальном, конечно, смысле, просто некоторые наблюдения… Если смотреть на них по отдельности, то это самые заурядные события, но прослеживая между ними взаимосвязи можно обнаружить любопытные вещи. Так, например, я узнал, что жизненный путь человека можно сравнить с путешествием в «пространстве вариантов», сюжетная линия которого определяется содержанием и эмоциональной окраской его мыслей. В результате каждый имеет в своём распоряжении «персональный экземпляр» мира, который как бы живёт по собственным законам, запечатлённым в индивидуальной статистике происходящих в нём событий. Но это ещё не всё. Дело в том, что от выбора, который мы совершаем, зависит не только настоящее или будущее, но и прошлое. Есть множество наблюдений, которые мне лень здесь перечислять и описывать, в сумме дающие основания полагать, что «персональный слой реальности» подразумевает не только актуальные (т.е. непосредственно происходящие с человеком) события, но и события прошлого, к которым он не имеет непосредственного отношения – вплоть до исторических. Сказанное означает, что в зависимости от сделанного выбора человек может переместиться в сектор пространства вариантов, которому соответствует определённый фрагмент прошлого. Да-да, именно так : прошлое, как и настоящее, формируется «на ходу».

Напрашивается вопрос : не проще ли сказать, что эта информация (события, о которых я только что узнал) до сих пор не попадалась мне на глаза, вместо того чтобы придумывать столь фантастические объяснения ? Ну, во-первых, теперь уже никакое объяснение не покажется мне чересчур фантастическим, а во-вторых, в данном случае применяется «универсальный» метод, основанный на субъективной статистике. Которая «говорит» о том, что весьма маловероятно, что всё это время я пребывал в неведении – скорее всего эти события отсутствовали в моём «слое реальности», пока я не переместился на линию, где они имели место в прошлом.

Выходит, то что мы называем «историей человечества» – это результат нашего коллективного творчества по притягиванию «за уши» множества её индивидуальных версий в тщетной попытке слепить из этой кучи байку, которая бы всех устроила ? Если это действительно так, то использование сей науки в качестве хобби – это лучшее, на что она годится.

Занимательная парадигмистика

Подводя итоги, попытаюсь наметить контуры новой парадигмы, которые видятся мне достаточно чёткими – если, конечно, исходить из предположения, что продолжение этой игры «в светлую» имеет смысл.

Первым делом перетаскиваем метафизику из области кухонных разговоров на уровень, достаточный для предотвращения вольности толкований этого понятия – например, во избежание смешения «метафизики» с «мистикой». Предлагаю воспользоваться для этого следующей «пропорцией» :

«физическое — метафизическое» : «виртуальное — реальное»

В принципе, вторую пару можно развернуть наоборот, т.е. ассоциировать «физическое» с «реальным» (как мы привыкли это делать), а «метафизическое» – с «виртуальным». В некотором отношении так даже удобней, поскольку «физическое», или «материальное» – это нечто изменчивое, пребывающее в постоянном движении, а следовательно – привязанное к таким фундаментальным категориям, как пространство и время. «Метафизическое» же, напротив, наделяется такими качествами, как постоянство, незыблемость, необусловленность, неограниченность пространственно-временными рамками. А потому созвучно с «идеальным», скажем – с платоновским «миром идей». По этой причине, адаптируя древнегреческую лексику к современной, лучше изменить порядок следования понятий в «пропорции» и записать так :

«физическое — метафизическое» : «реальное — виртуальное (идеальное)»

С другой стороны, считая этот мир имитацией (т.е. ассоциируя «физическое» с «виртуальной» реальностью), мы предполагаем существование некой «реальной» реальности – той, в которой эта игра создана. В этом случае удобнее использовать обратную аналогию. Никакого противоречия здесь нет, просто следует сначала определиться, какую реальность считать настоящей – ту или эту. Чтобы не путаться, рекомендую использовать дихотомию «игровой процесс — игровой движок». Тогда на физическом плане имеем динамику – путешествие в пространстве вариантов, а на метафизическом – некий замысел, идею, сравнимую с движком-алгоритмом этой игры, Однако несводимую к последовательности «машинных команд». Идея сама по себе статична, неизменна, как и алгоритм, но это не мешает ей вмещать в себя всю динамику, разнообразие и непредсказуемость игровых сюжетов.

Следующий шаг – формирование представлений о прямой и обратной связи между «мета-» и «просто» физическим. Прямой связью мы «жмём на кнопки», т.е. делаем выбор, который обрабатывается «движком» и возвращается в виде последствий. Которые мы видим на «мониторе», слышим в «динамиках», и чувствуем прочими «девайсами» персонально-квантового компьютера. Способ, которым осуществляется выбор – это наши мысли, поступки, намерения. Поступкам и намерениям всегда сопутствуют определённые мысли, следовательно мысль можно считать универсальным инструментом, с помощью которого человек творит собственный «слой мира». Также существенную роль играет эмоциональное подкрепление. При всём разнообразии эмоциональных оттенков, качество творения зависит главным образом от соотношения позитивной и негативной «поляризаций» мысленного «излучения», поэтому зачастую эмоциональная составляющая перекрывает содержательную сторону мыслеформы. То есть в большинстве случаев последствия зависят не столько от того, что именно человек думает, столько от того, как он это делает – «хорошо» или «плохо».

Науке положено быть строгой, но иногда это мешает ей быть справедливой

На этом, пожалуй, можно завершить «научную» часть повествования. Как можно убедиться, к рассмотрению метафизического аспекта бытия строгий научный подход едва ли применим, поэтому кавычки здесь в полной мере оправданы. Как правило, приходится оперировать переносными смыслами, а куда именно их переносить и стоит ли ими обогащать свою смысловую «палитру» – это уже вопрос личных предпочтений. «Метафизическое» свободно от пространственно-временных ограничений, так что допускает некоторую произвольность при проецировании его «содержимого» на «слайд» субъективного восприятия. А «монстры формализации» вроде гильбертова пространства – слишком уж обобщённые понятия, говорить об адекватной развёртке которых на приличную формальную теорию пока преждевременно.

Тем не менее, некоторые выводы можно сделать со всей однозначностью. Например о том, что этот мир создан, имеет определённый замысел и предназначение. Что зачастую вызывает две крайние реакции : от полного отрицания до полного… Даже не знаю, как это сказать одним словом, поэтому назову условно первую крайность «материалистической», а вторую – «идеологической», и проведу по этому поводу следующие соображения.

Сторонники первой «крайности» – они, как бы, пытаются всё свести к движению вездесущей материи, а все наши ощущения, переживания – это так, «побочный эффект», не обращайте, мол, внимания. Во втором случае имеем множество способов «объяснить необъяснимое» – каждый на свой лад. Я бы рад здесь выступить в роли кота Леопольда, и сказать что-нибудь примиряющее, вроде того что все они по-своему правы, если бы не древняя «традиция», согласно которой любое учение, идеология или мировоззренческая концепция становится (если не задумана изначально) средством манипулирования. То есть вторая «крайность», она как и первая : исходя из самых благородных побуждений, связанных со стремлением к истине, может обернуться другой стороной «медали» и превратить познавательный процесс в нечто прямо противоположное по смыслу.

Эта тема станет предметом дальнейшего обсуждения, здесь же я стараюсь затрагивать нейтральные аспекты – «чиню», так сказать, свой «примус», придумывая «расширенную версию» парадигмы. Быть совсем уж нейтральным не получается, так как стирая грань между названными «крайностями» приходится признавать, что наука в её текущем состоянии – лишь одна из идеологий, со всеми свойственными ей атрибутами : приверженностью догмам, борьбой с конкурирующими идеями и даже неудобными фактами, просачивающимися сквозь дыры «решета». Многих ученых эти факты оскорбляют настолько, что они начинают с ними активно бороться. Факты, в свою очередь, обижаются на ученых, и плодятся сверх всякой меры, досаждая им еще больше. Ну и так далее, пока научная картина мира не будет подвергнута фундаментальному пересмотру. «Рубить» её на корню, конечно, не обязательно, но хотя бы ради приличия следовало бы признать те явления, которые игнорировать и дальше становится совсем уж ненаучно – ма-а-леньких таких фактиков, но о-о-чень неудобных для сложившихся стереотипов научного мышления. Есть, правда, некоторые сложности, не позволяющие всё свести к «догматизму» или «недобросовестности» учёных, и даже в какой-то мере оправдывающие их побуждения «блюсти чистоту» научного метода. Прежде всего они касаются воспроизводимости описанных выше «эффектов». Только вот воспроизводить эти явления, похоже, теперь нет надобности – раз уж они доступны для наблюдения «невооружённому третьему глазу».

Вообще-то, я избегаю описаний – главным образом потому, что не вижу в этом смысла. Если человек столкнулся с этими вещами, то он поймёт, о чем идёт речь, если же нет, то скурпулёзность описаний вряд ли скажется на их убедительности. Например, чтобы понять, как «работает» «материализация мыслей», необходимо, помимо внешних проявлений, иметь представления о моём внутреннем мире, о котором у вас вряд ли сложится адекватное представление даже при всём моём желании его дать. Поэтому подкрепляя свои выводы реальными, не побоюсь этого слова, проявлениями, приходится предельно упрощать описания, жертвуя точностью в пользу ясности. При этом подразумевается, что существует достаточное их количество и они достаточно убедительны для того, чтобы прийти на их основе к статистически достоверным выводам.

Генератор анекдотов

Похоже на то, что в общем плане мироздания этот мир служит некой «шестерёнкой», выполняющей вполне определённую функцию. Помимо общих суждений вроде того, что «всё это неспроста», из вышесказанного можно сделать выводы, наделяющие «парадигмальный сдвиг» в миропонимании более конкретным содержанием. Например, становится ясно, что привычные представления о функциональном предназначении головного мозга требуют пересмотра. Считается, что сей орган формирует восприятие, являясь источником всех наших мыслей, ощущений и т.д. Однако было бы корректнее считать его приёмно-передающим устройством, выполняющим не столько созидательную, сколько посредническую функцию между «физическим» и «метафизическим». Сравнение со шлемом виртуальной реальности здесь весьма уместно, поскольку наглядно демонстрирует, что основная работа по обеспечению целостности восприятия происходит где-то за его пределами – скажем, в «системном блоке», если продолжать пользоваться компьютерным сленгом. Можно даже делать выводы о некоторых особенностях его работы. С одной стороны, ему необходимо обеспечивать каждого человека персональной статистикой происходящих с ним событий, а с другой – поддерживать иллюзию того, что все мы живём в одном, общем на всех, мире. Эти цели друг другу противоречат, ведь статистика является основной базой, на которой формируются (или проверяются) суждения о мире, его законах, взаимосвязях между явлениями. И если различия в субъективной статистике будут слишком уж «бросаться в глаза», то очень быстро обнаружится «подвох» и большинство людей перестанут воспринимать этот мир всерьёз, что приведёт «шоумастгоон» к своему логическому завершению. А пока это противоречие остаётся скрытым, «стена непонимания» между людьми остаётся целой и невредимой – каждый живёт в своём мире, имея все видимые основания считать, что остальные живут «там же». Что создаёт предпосылки для разного рода непоняток – как по «общим» вопросам мироустройства, так и в отношении нравственного содержания событий и поступков.

Кому и зачем это нужно, остаётся только догадываться. Зато теперь можно строить эти догадки не на пустом месте. Например, описанное противоречие даёт ключ к пониманию того, почему существуют столь большое (я бы сказал – аномально большое) число воззрений на мир. Варимся, вроде бы как, в одной каше, разговариваем, не вдаваясь в детали, на одном языке. Так откуда взялся этот пёстрый «винегрет» мировоззрений, который история и география непрерывно обогащает всё новыми и новыми «ингредиентами» ? Речь ведь идёт не о сочинениях на вольную тему, а об интерпретации того, что мы видим и в чём принимаем непосредственное участие. Чаще всего представители различных учений, идеологий, религиозных или научных «конфессий», искренне уверены в правильности, «объективности» своих взглядов, стремясь распространить эту уверенность на окружающих. Привлечение метафизического аспекта позволяет лучше разобраться в причинах, по которым этот «эффект вавилонской башни» становится возможным. Кроются они, по всей видимости, в тех функциях, которые выполняет «движок» этого мира. Зачем ? Могу предложить, например, такой вариант : предназначение «движка» – обеспечить максимальное разнообразие воззрений на мир, чтобы каждый человек по-своему отвечал на вопросы : «как устроен мир ?» и «что такое хорошо и что такое плохо ?». И на метафизическом «жёстком диске» эта «программа» значится под именем «генератор анекдотов о мире и о боге».

Если хорошо постараться, можно довольно гладко вписать в эту версию все странности, присущие этому миру. С другой стороны, если хорошо присмотреться, можно обнаружить в ней некоторые шероховатости, выпадающие из внимания при первом приближении. Поскольку дальнейшее повествование придётся вести на уровне версий, аргументация которых не имеет доказательной силы в рамках приобретённого мною опыта, самое время переходить к следующей, не столь «строгой и научной», части.

Часть вторая, «этическая»

***

У вас проблема и я знаю, как её решить

Анекдот – это история, содержащая в себе противоречие, сюжетная линия которой подводит слушателя к моменту столкновения двух информационных потоков, порождая некий смысловой «каламбур». Противоречие нарушает психическое равновесие, а смех его восстанавливает. Если же противоречие есть, а способа для его устранения не найдено, оно оседает в подсознание, и по мере накопления этих «заноз» становится всё более ощутимым «когнитивный диссонанс». Наука советует думать о хорошем, поэтому будем исходить из того, что существует как минимум один способ достижения «консонанса», а лучше – несколько, чтобы можно было выбирать их под настроение.

В силу индивидуальных предрасположенностей даже рассуждениям этического характера я по привычке пытаюсь придать вид формальной теории. Но дело в том, у этики тоже есть своя логика. Например, можно довольно строго и сердито утверждать о том, что если сколь угодно хитрым умозаключениям сопутствуют «этические каламбуры» вроде «хорошо – это плохо» и наоборот, то есть все основания считать данное объяснение «этически некорректным». Вроде бы, простенький фильтр, а пользы от него – вагон, поскольку подавляющее большинство версий в него не вписываются – не проходят, так сказать, «по формату». Стало быть, оставшиеся полторы сойдут за «душевный бальзам». Может кто больше насчитает, так что стараясь выглядеть этически корректным, советую не привязываться к стереотипам и помнить о том, что в сфере этики логический подход (в общем случае :) не применим. Зато в некоторых частных случаях, опираясь на простейшие представления об этической корректности, можно прийти к достаточно однозначным, но уже не столь тривиальным выводам. Например о том, что гигиена сознания связана с высвобождением информационно-энергетических потоков, завязанных в узлы противоречий, и перенаправлением оных в позитивное русло. Сам не понял, чё сказал, да и ладно – всё равно давать общие рецептов по поводу того, как это можно сделать на индивидуальном уровне, я не берусь, а что касается социального, то здесь можно констатировать некоторые «каламбуры», присущие нашему обществу не зависимо от историко-географических градаций.

Собственно говоря, все они сводятся к единственному (можно сказать – универсальному) мотиву спасения, который «красной линией» проходит практически через все источники, призванные раскрыть этические причины нашего здесь пребывания. Существует множество учений – как мировых, так и более «локальных», которые всегда рады объяснить, от чего именно нужно спасаться, как это правильно делать и почему без этого никак не обойтись. Так что каждый может выбрать себе подходящую версию в соответствии с персональным набором маний и фобий – как заложенных социальной средой, в которой происходит формирование личности, так и приобретённых по ходу биографии. Жить в социуме и не подцепить этой заразы обычно не удаётся, поэтому в том или ином виде «узлы противоречий» присутствуют в психике каждого человека. При всём многообразии этих хитросплетений, их формирование, как правило, начинается с того момента, когда какой-нибудь информационный источник – будь то книга, человек или жизненная ситуация – «шепнёт» вам на ушко фразу вроде «у вас проблема и я знаю, как её решить». «Шепнёт» – в том смысле, что будучи аккуратно заложенным в подсознание, этот шаблон возымеет гораздо больший эффект, чем «лобовая атака» – ну это когда громко убеждают, веско доказывают и т.п. В первом случае у «клиента» остаётся ощущение, что он сам пришёл в этому выводу, во втором же он может сорваться с «крючка». Главное понять, что крючок всегда один и тот же, хотя наживка может быть разной.

Топливо, на котором работает социальный «движок»

Наблюдая описанные «социальные каламбуры» и не имея представления об их метафизической подоплёке, я сводил их существование к некому «глюку», причины возникновения которого затерялись где-то в глубине веков. К подобным выводам можно прийти путём достаточно тривиальных, на мой взгляд, рассуждений. Хомоцапус – единственный разумный вид на Земле, и если сравнивать её с живым организмом, то человечество, как «управляющий орган», было бы естественно сравнить с «мозгом» планеты. Но если такая аналогия уместна, тогда почему «нейроны» этого «мозга» ведут себя глупее рядовых «клеток» ? Конкретизирую вопрос : зачем человеку разум, если проблемы выживания стоят перед ним острее, чем перед животными ? Если верить книгам, человечество спасается, сколько себя помнит, только вот зачем оно это делает – для меня это всегда было величайшей загадкой. Действительно, зачем ? Земля-матушка сказочно богата природными ресурсами, человек наделён недюжинными способностями, позволяющими ему обеспечить комфортные условия для жизни и ни в чём не нуждаться. Я уже не говорю о возможностях современных технологий, рядом с которыми слово «проблема» смотрится совсем уж нелепо. В общем, описанная ситуация видится мне достаточно абсурдной, чтобы можно было узреть в ней очевидное противоречие, а также прийти к выводу, что его разрешение не лежит на поверхности, иначе было бы давно уже всё понятно. Оставить этот вопрос открытым мне не позволило чувство «долга» перед «наукой», так что пришлось придумывать в своё время такую рабочую гипотезу.

Человек, как последняя ступенька эволюции, появился сравнительно недавно – скажем, где-то в районе вымерших динозавров. Ну, так удобно для моей гипотезы. Есть версия, что на Землю упал крупный метеорит и климат на планете резко изменился, из-за чего динозаврам в те времена пришлось туго. Динозавров, конечно, жалко, но дело не в них, а в том, что туго пришлось и человеку, пребывающему в том время во младенческом возрасте. Когда ребёнку в голову попадает огромный метеорит, тут сами понимаете, не обходится без последствий. «В детстве мама уронила», как говорят в таких случаях. И вырос он большой-пребольшой, только немного нервный от пережитого шока – что мы и наблюдаем, глядя на социум. Суть, я думаю, понятна, а «художественную зарисовку» к ней, в случае чего, можете придумать свою.

Пытаясь распутать клубок социальных противоречий, человек обычно негласно принимает за отправную точку рассуждений на первый взгляд естественное представление о том, что если так происходит, значит так и должно происходить. А раз так должно, значит действительно есть от чего спасаться. Остаётся лишь выбрать подходящую «панацею», а лучше придумать свою – тогда и сам спасёшься, и другим можно будет её продать. Как следствие, «рынок панацей» насыщается до отказа, вытесняя альтернативные версии.

Что означает в данном случае «альтернативная версия» ? Методом исключения получаем, что в эту категорию попадают любые представления, исходящие из того, что всё происходящее (подразумевается его социальный аспект) происходит не потому, что так быть должно, а наоборот – вопреки тому, как должно быть на «самом деле». Принимая версию «по умолчанию», человек закладывает в основу жизненной мотивации поведенческую установку, ориентированную на «спасение» в том или ином виде. Религии здесь удобны тем, что говорят со всей прямотой и убедительностью : ты грешен и всё такое, а потому – спасайся ! (подробности прилагаются). Наука, хоть и всячески отмежевается от религии, однако с не меньшим упорством твердит о том, что Вселенная как начала взрываться, так и будет это делать, пока тепловая смерть не наступит. Эта хоть гуманнее : говорит, что сознанья нет, а ежели и есть, то сколько той жизни – чего, мол, париться ? Религии уже не такие добрые – там право «окончательно взорваться» нужно ещё заслужить.

Проскочить через этот «фильтр» образовательно-воспитательных процедур, не подцепив ни одного подобного «вируса», весьма проблематично. Иногда здравый смысл восстаёт против этих безобразий. Так, например, когда человек становится способным критически оценивать происходящее, наступает период, который у нас принято называть «переходным возрастом». Но противоречия побурлят-побурлят, да и успокоятся, оседая обратно в подсознание. В роли успокоительного обычно выступают более прогрессивные методы спасения, которые на некоторое время ослабляют симптомы. Потом обычно наступает т.н. «кризис среднего возраста» – это когда сам процесс спасания начинает утомлять и эффективность методов уже не играет роли. А там и до пенсии недалеко, так что для психики путь наименьшего сопротивления в данном случае – умиротворение и философское отношение к жизни.

Таким образом, понятие «когнитивный диссонанс» я наделяю достаточно конкретным содержанием, рассматривая его как состояние, сопровождающее внутреннюю борьбу между взаимоисключающими психологическими установками : «спасаться – нужно» и «жить – хорошо». Первая давит на психику мощным прессом жизненного опыта, подкреплённого множеством убедительных источников на любой вкус. Против чего протестует вторая, ссылаясь на то, что этот нездоровый ажиотаж несовместим с жизненным благом, и никакие теоретические обоснования не заставят её отказаться от себя в пользу первой. И очень похоже на то, что эта внутренняя борьба производит энергию, которая вращает шестеренки сложного и замысловатого социального механизма.

Диалектический экзистенциализм

Диалектическая трактовка «борьбы противоположностей» немало способствует пониманию того, откуда «растут ноги» у пронизывающего наш социум навязчивого мотива спасения. Для этого достаточно обратить внимание на то, что борьбой на самом-то деле страдают конкретные люди, а не какие-то там абстрактные противоположности. И переводить тут стрелки на ни в чём не повинные понятия некорректно ни с научной точки зрения, ни с этической. А если вспомнить, что кроме «противоположностей» бывают ещё и «идентичности», то в сочетании с «единством и борьбой» можно получить целых 4 комбинации :

а) единство идентичностей (идентичностям обычно несложно найти общий язык, поэтому нет ничего удивительного в том, что дружат) ;

б) единство противоположностей (в том случае, когда они дополняют друг друга, это тоже естественно) ;

в) борьба идентичностей (а бывает, они не могут прийти к согласию именно в силу своей идентичности – конкуренция тому пример. Которая при правильном подходе, как и любые виды соревнований, ведёт в развитию сторон) ;

г) борьба противоположностей (и только са-а-мая последняя, четвёртая комбинация, отражает негативный {по крайней мере, с точки зрения противоположностей} аспект взаимодействия «абстрактных сущностей»)

То есть, как бы, получается, что один негативный аспект заслоняет (а то и вытесняет) три остальных, позитивная роль которых очевидна. И почему-то именно на нём базируются «движущие силы эволюции». Диалектику тут не в чем упрекнуть – она пытается по-своему отразить то, что «видит». А то ведь действительно, если так подумать – кругом полно противоположностей, которые так и норовят вступить с тобой в борьбу, и на каждую приходится покупать или придумывать какую-нибудь панацею. Но это же не повод забывать об остальных трёх способах, которые только и нужны для построения взаимовыгодных отношений – как между «идентичностями», так и между «противоположностями» ? Несправедливо, однако, получается по отношению к этой тройке. Ну неужели только обмен пинками может способствовать личностному росту ? И вообще, насколько правомерно с этической точки зрения совмещение «личности» с «пинками» ? Ведь если перейти от теоретических выкладок к конкретным социальным проявлениям, то можно убедиться в том, что к четвёртому способу люди обычно прибегают, когда нужно спасаться. Ну или нападать – для тех, кто считает, что лучший способ спасения – это нападение. В любом случае получается «борьба противоположностей», просто в первом случае она идёт внутри, а во втором направлена «наружу», откуда, опять же, бумерангом возвращается «вовнутрь».

Есть в этом некоторая лажа, и начинается она с того места, где диалектика ненавязчиво предлагает ассоциировать «развитие» с «борьбой», причём именно в деструктивном контексте. Хотя, вроде бы, очевидно, что развитие должно подразумевать позитивное взаимодействие, отражённое в трёх «альтернативных» способах, но никак не борьбу, которая только и «делает», что отнимает время и силы на решение несуществующих проблем.

В общем, как на это дело не смотри – «логически-обоснованно» или «этически-возмущённо», а внутренний конфликт есть неотъемлемый атрибут пребывания человека в этом мире.

Этическая «развилка»

Несколько упрощая, можно сказать, что решая проблему «когнитивного диссонанса» в переходном возрасте, я «заткнул» её вышеописанной «гипотезой». До поры до времени она работала – пока не наступил «кризис среднего возраста», надо понимать. Но вот появилась новая информация, которая хоть и не отменила моих представлений о здоровом обществе, зато внесла существенные корректировки в представления о причинах социальных катаклизмов. Стало ясно, что метеориты на голову просто так не падают, следовательно причина, по которой всё происходит именно так, а не эдак, связана не со случайностью, а с некими «объективными» социальными, или, чего доброго – общевселенскими законами. Тогда становится совсем грустно, ведь одно дело, если происходящие на планете безобразия – это досадное недоразумение, и совсем другое, если они с необходимостью вытекают из принципов функционирования Вселенной. Продолжать размышления в этом направлении, как я убедился – заведомо проигрышный вариант. Ну никак у меня «спасание» не вяжется с «благом». Равно как и «борьба» с «развитием». И вообще – «законы» со «Вселенной».

Что же теперь делать ? Возвращаться обратно, в «когнитивный диссонанс», неохота. Остаётся опираться на представления, согласно которым опыт нашего пребывания на Земле не столько способствует, сколько препятствует адекватному представлению о том, каков мир на «самом деле». Ведь «этическим возмущениям», в отличии от «логических обоснований», далеко не равнобедренно, какое из «дел» считать «самым» – то, из которого нужно спасаться, или то, в котором жить – хорошо.

«Этически корректный», или «позитивный» выбор в данном случае предполагает, что чувства скорее нужны для того, чтобы ввести нас в заблуждение относительно того, чем является мир на «самом деле». Соответственно, функция метафизического «движка» – всячески потакать этому самообману, делая иллюзию по возможности убедительной. «Негативный» вариант подразумевает, что враг, от которого нужно спасаться или с которым нужно бороться, существует «объективно». Что даёт пищу для ума, который наделяет этот образ конкретными деталями, увлечённо разрабатывает стратегию борьбы или спасения, и т.п.

Каким путём пойдём ? Первый – «хороший», но он сужает диапазон интерпретаций до «игольного ушка». Зато второй так затоптан, что несмотря на широкий простор для творчества, ступить там уже практически негде, чтобы не повториться.

Впрочем, ничего не мешает пройтись по обоим.

Мир «Эшера»

Первый путь стартует из естественного предположения о том, что ежели во Вселенной чего создаётся, то делается это во благо. А иначе зачем ? И если создаётся устойчивое впечатление, сформированное жизненным опытом и подкреплённое подавляющим большинством информационных источников, что это не так и даже наоборот, значит впечатление это создаётся намеренно, и при всей видимости злого умысла делается это по желанию его временных обитателей. Например, испытывать страх – вроде как плохо, но это не мешает многим «кайфовать» от просмотра ужастиков. Нельзя же упрекать кино за реалистичность, а технологии его создания – за столь убедительный эффект присутствия ? Решили для пущего разнообразия разбавить диапазон духовных переживаний, разбавив их материальными, и состряпали новое ощущение – страх. Употреблять эту «специю» в чистом виде «невкусно», но если добавлять её в «позитивные блюда», то можно получить целый букет новых ощущений, которым далеко не всегда можно дать однозначную негативную оценку. Например, светлая грусть может иметь ярко выраженную позитивную окраску, но если убрать из неё ту крупицу страха, которая придаёт ей своеобразие, то уже будет совсем другое чувство.

Таким образом, метафизические «технологии» обеспечивают стимулирование страха, сталкивая человека с жизненными ситуациями, вызывающими разного рода психические напряжения. При этом учитываются его субъективные предрасположенности, а также поддерживается «эффект присутствия» – дабы не осталось сомнений, что всё это очень важно и серьёзно. Принимая во внимание эти возможности, я затрудняюсь дать оценку тому, насколько наш мир является иллюзией. Даже не в «логическом» смысле (здесь-то понятно, что компьютерная игра по отношению к условно-реальному миру, в котором она сделана – это иллюзия «целиком и полностью»), а именно в «этическом». Ведь представления о мире (о том, который «на всех», а не о персональном его «клочке») почерпнуты по большей части из книг, фильмов или из рассказов других людей. В данном случае источник представлений – не сами «картинки», а слова, из которых каждый делает свои «картинки». Теперь вспомним о широких возможностях метафизического «движка», позволяющих регулировать многие аспекты вашей жизни, как то : где, когда и с кем вы встретитесь ; с какой информацией и в какой последовательности ознакомитесь ; и даже каким будет завтра ваше прошлое. Пытаешься разгрести это дело разумом – вроде, всё складно получается. Дык сам, вроде бы как, в этом участвуешь, тем или иным образом вносишь свои «пять копеек» в общее, с позволения сказать, дело. Однако путь, который проходят эти «пять копеек» перед тем как вернуться «бубликом», приготовленным на метафизической «кухне», довольно замысловат и отсюда не прослеживается – что позволяет формировать, в принципе, любые представления. Я бы сказал просто : с такими возможностями можно внушить человеку всё, что угодно. Стоит ли удивляться тому, что люди так часто не могут прийти к общему мнению в элементарных, казалось бы, вопросах.

Да и не нужно далеко ходить за «метафизикой», если есть такое понятие, как «пиар». Которое в полной мере характеризует метод, позволяющий из набора как бы правдоподобных фактов создать сколь угодно искажённое представление о реальных свойствах объекта. Слово появилось сравнительно недавно, а вот технология эта применяется испокон веков. И если присмотреться, то можно заметить, что делается это с далёким «прицелом» – на века или даже тысячелетия. Т.е. объект, подлежащий «утрированию» – это социум, как таковой, а не отдельные его фрагменты. Только причина тому – не насущные потребности правителей данного пространственно-временного сектора, а необходимость придерживаться «законов жанра» независимо от решений отдельных участников этой «жизненной драмы».

Для сравнения здесь удобно использовать «невозможный куб Эшера» – выглядит убедительно, но быть такого не может. Только иллюзия здесь не логическая, а этическая. «Логическая» составляющая (ум, если в двух буквах) как раз наоборот – ищет непротиворечивые объяснения тому, что «видит». А вот «этическая» с этим согласиться никак не может. В зависимости от ситуации может «победить» либо одна сторона, либо другая (это при грубой оценке – как правило «логичность» поступков сочетается с их «этичностью» в определённой пропорции). Последнее, конечно, не означает, что душа с разумом всегда пребывают в состоянии непримиримого конфликта – только в тех случаях, когда социальные стереотипы принуждают человека принимать решения, последствия которых плохо сказываются на его душевном равновесии. А поскольку живя в социуме довольно сложно его игнорировать, разуму часто приходится убеждать душу : «Потерпи, мол, милая, так нужно. Ну не могу же я нарушить обычай – соплеменники мне этого не простят «. Ну а та знает, что всё это отговорки, только «сказать» не может. Потому что не владеет языком логических обоснований, которые не нужны для доказательства аксиомы «жить должно быть хорошо» (в «переводе» с переносного смысла этой аналогии на прямой – «куб должен быть кубическим»).

Данная интерпретация здесь будет значиться под кодовым названием «куб Эшера». Есть у неё свои слабые стороны, и первый вопрос, который тут напрашивается, это : зачем создавать игру, заведомо предполагая, что она будет оценена участниками, как «отстой» ? Довольно сильный аргумент, учитывая то, что мы начали с «этически корректного» предположения о том, что заказчиками этого «шоу», несмотря на все его странности, являемся именно мы. Иначе, как бы, получается, что нас тут держат помимо воли – тогда как ни выкручивайся, а «когнитивного диссонанса» не изб

Понравилась статья? Поделись с друзьями в соц.сетях:
Сосед-Домосед читают 7356 чел. Читай и ты!

Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: